Почему исчез главный храм Москвы со страниц романа Булгакова?

Многие читали в черновиках романа интересную сцену с несчастным буфетчиком, когда после теплой встречи в нехорошей квартире он побежал в церковь. В храме пахло нафталином и святой отец пел не псалмы, а аукционные лоты. И шубу он продавал, и чуть ли не рекламу продам помещение под производство на манер молебна выводил. Да и сам храм в черновиках выглядит поруганным, Булгаков описывает, что креста на церкви не было, а сидел на куполе человек и курил. Тем страннее для искренне верующего писателя выглядит конечный вариант романа: в нем полностью отсутствует Храм Христа Спасителя. Если учесть огромное количество описанных в романе московских пейзажей, невольно закрадывается мысль: главный храм Москвы не просто так исчез со страниц.

Обреченные на снос лачуги

Давайте вспомним другие булгаковские тексты: в «Москве краснокаменной» трамвай мчится к храму Христа, в «Роковых яйцах» профессор вглядывается в золотые купола собора. А когда Воланд с крыши дома Пашкова оглядывает Москву, Храма нет. И если тот, кто не родился и не жил в столице, ничего удивительного в этом не находит, то коренной москвич сразу чувствует странность. Речь ведь не идет об окраинах Москвы, где вполне уместно было бы объявление «Продам помещение под склады, речь идет о самом элитном во все времена районе – районе Кремля. С той крыши, где находится Воланд, открывается вид на Кремль, чуть правее – на Большой Каменный мост и Манеж с одной стороны, на владения Гагариных, Голицыных и Лопухиных - с другой, а еще правее – на Храм Христа Спасителя. Однако Булгаков пишет про «обреченные на снос лачуги» в этом месте.

Как объяснить?

Это тонкий намек, понятный лишь тому, кто любит свой город: в период с1931 по 1937 год, когда святой Храм был уже снесен, а строительство сталинского «Дворца советов» еще не началось, на месте церкви возникли стихийные самовольные постройки, называемые тогда «деревня Нахаловка». Вот что видит Воланд вместо Храма.

Ваши комментарии