Значение финала в романе "Мастер и Маргарита" Булгакова М.А.

Под финалом понимается последняя глава романа «Прощение и вечный приют» и эпилог. В них писатель заканчивает рассказ обо всех героях, которые появлялись на страницах книги.

В жизни второстепенных героев произошли вполне понятные изменения: каждый из них занял то место, которое соответствует его талантам и деловым качествам. Весёлый конферансье Жорж Бенгальский ушёл из театра на пенсию. Грубый и невоспитанный администратор Варенуха стал отзывчивым и вежливым. Бывший директор театра Варьете, любитель алкоголя и женщин, Стёпа Лиходеев теперь директор гастронома в Ростове, он перестал пить портвейн, а пьёт только водку и сторонится женщин. Финдиректор Римский из Варьете перешёл на работу в детский театр кукол, а Семплеяров, председатель акустической комиссии московских театров, бросил акустику и возглавляет теперь заготовку грибов в брянских лесах, к большой радости москвичей-любителей грибных деликатесов. С председателем домкома Никанором Ивановичем Босым сделался удар, а сосед Мастера и доносчик Алоизий Могарыч занял место финдиректора в театре Варьете и отравляет жизнь Варенухе. Буфетчик из Варьете Андрей Фокич Соков, как и предсказывал Коровьев, умер через девять месяцев от рака печени... Судьба же главных героев в финале неясна, что вполне понятно: Булгаков не может точно описать посмертную судьбу Мастера и Маргариты в трансцендентальном мире. Отсюда следует, что финал романа можно толковать по-разному.

Покидая вместе со свитой Москву накануне Пасхи, Воланд забирает с собой Мастера и Маргариту. Вся компания на фантастических конях летит в горы, где на «безрадостной плоской вершине» (2, 32) в каменном кресле сидит Понтий Пилат. Мастер произносит последнюю фразу своего романа, и прощённый Пилат по лунной дорожке спешит в город: «Над чёрной бездной (...) загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч (...) лун садом» (там же). Этот волшебный город напоминает Новый Иерусалим, каким он изображён в Апокалипсисе (21 : 1, 2) или в философских трудах европейских утопистов, — символ нового земного рая, «золотого века». «"Мне туда (...)?" — спросил беспокойно Мастер» (там же), но получил от Воланда отрицательный ответ; «Воланд махнул рукой в сторону Ершалаима, и он погас» (там же).

Мастеру определено высшими силами другое, чем Понтию Пилату: «"Он не заслужил света, он заслужил покой"» (2, 29), — сообщает Воланду Левий Матвей. Что же такое свет и покой в романе? Одни литературоведы полагают, что в романе Булгакова отражены идеи украинского религиозного философа XVIII века Григория Сковороды, книги последнего, без сомнения, были известны писателю хотя бы через отца. Покой, согласно философской концепции Сковороды, является «наградой за все земные страдания человека «истинного», покой (...) олицетворяет вечность, вечный дом. А символом воскресения и последнего отрезка пути к покою является луна, «посредствующая между землёй и солнцем», вернее, походящая на мост лунная дорожка» (И.Л.Галинская. Загадки известных книг. М., 1986, с.84). Нетрудно заметить, что «вечный приют» в последней главе «Мастера и Маргариты» и болезненный сон Ивана Понырёва в эпилоге благодаря некоторым деталям могут восприниматься как художественная иллюстрация к рассуждениям украинского философа.

Другие литературоведы считают, что финал булгаковского романа перекликается с «Божественной комедией» Данте (В.П.Крючков. «Мастер и Маргарита» и «Божественная комедия»: к интерпретации эпилога романа М.Булгакова.//Русская литература, 1995, №3). В третьей части Дантовой «Комедии» (в «Рае») герой встречается с Беатриче, которая ведёт его к Эмпирею, огненному центру рая. Здесь из ослепительной точки струятся потоки света и пребывают Бог, ангелы, блаженные души. Может быть, об этом свете говорит Левий Матвей? Сам себя герой-рассказчик у Данте помещает не в Эмпирей, а в Лимб — первый круг ада, где обитают античные поэты и философы и ветхозаветные праведники, которые избавлены от вечных мук, но и лишены вечной радости соединения с Богом. Герой Данте оказывается в Лимбе за то, что имеет с христианской точки зрения порок — гордыню, которая выражается в стремлении к абсолютному знанию. Но этот порок одновременно достоин и уважения, потому что принципиально отличается от смертных грехов. В последней главе романа Булгаков рисует загробный мир, напоминающий Лимб. Мастер и Маргарита, расставшись с Воландом и его свитой, переходят «в блеске первых утренних лучей через каменный мшистый мостик» (2, 32), идут по песчаной дороге и радуются тишине и покою, о которых мечтали в земной жизни, а теперь будут наслаждаться ими в вечном доме, увитом виноградом.

Почему же Мастер не заслужил света? В упомянутой книге И. Л. Галинекой дан очень простой ответ: свет уготован для святых, а покой предназначен «истинному» человеку (указ. соч., с.84). Однако необходимо объяснить, что не позволяет причислить булгаковского Мастера к святым? Можно предположить: и в жизни, и за смертным порогом герой остаётся слишком земным. Он не хочет преодолевать в себе человеческое, телесное начало и забыть, например, свою великую, но грешную любовь к Маргарите. Он мечтает остаться с ней и в загробном мире. Второе предположение — Мастер не выдержал испытаний и отчаялся, он не принял подвига, который был уготован ему судьбой, и сжёг свою книгу. Воланд предлагает ему продолжить роман об Иешуа и Понтии Пилате, но Мастер отказывается: «Он ненавистен мне, этот роман... Я слишком много испытал из-за него» (2, 24). Третье предположение — сам Мастер и не стремился к божественному свету, то есть не имел истинной веры. Доказательством этому может служить образ Иешуа в романе Мастера: автор изображает Иешуа как нравственно прекрасного человека, что недостаточно для верующего (посмертное воскресение так. и не показано).

Следует признать, что награда светом уставшего от жизни Мастера была бы неубедительной, она противоречила бы художественной концепции романа. А кроме того, между Булгаковым и Мастером много общего, поэтому Булгаков, как и Данте, не мог наградить райским сиянием-блаженством героя, похожего на себя. При этом Мастер, с точки зрения автора, безусловно положительный герой. Он совершил творческий подвиг, написав во времена воинствующего атеизма книгу об Иешуа Га-Ноцри. То, что книга не была закончена, не умаляет поступка её автора. И ещё, жизнь Мастера украсила настоящая, верная любовь, та, что сильнее смерти. Творчество и любовь для Булгакова — высшие ценности, которые искупили отсутствие правильной веры у героя: Мастер и Маргарита не заслужили рая, но избежали ада, получив покой. Так Булгаков выразил свой философский скептицизм, столь характерный для писателей XX века.

Описывая Мастера в финале, Булгаков не даёт однозначного толкования. Здесь следует обратить внимание на состояние главного героя, когда он идёт к своему вечному (то есть последнему) приюту: «...слова Маргариты струятся так же, как струился и шептал оставленный позади ручей, и память Мастера, беспокойная, исколотая иглами память стала потухать. Кто-то отпускал на свободу Мастера, как он только что отпустил им созданного героя» (2, 32). Память о романе, о земной любви — это единственное, что оставалось у Мастера. И вдруг «память потухает», а значит, возвышенные любовные переживания для него умирают, становится невозможным творчество, о котором герой так мечтал в земной жизни. Иными словами, Мастер получает телесно-душевный, а не божественный покой. Зачем Мастеру сохранять творческие силы, если никто не прочитает его произведений? Для кого писать? Булгаков не доводит изображение судьбы Мастера до ясного конца.

Недосказанность Булгаков сохраняет и в отношении Ивана Бездомного. В финале пролетарский поэт живёт в реальном мире, прекращает свои поэтические упражнения и становится сотрудником Института истории и философии. Он не написал продолжение романа об Иешуа, как завещал ему Мастер. Он вылечился от порчи, напущенной на него «преступными гипнотизёрами». Только раз в год — в праздничное полнолуние — ему чудесным образом открывается часть истины Мастера, которую ученик вновь забывает при пробуждении-выздоровлении. Раз в год профессор Понырёв видит один и тот же странный сон: непомерной красоты женщина выводит за руку пугливо озирающегося, обросшего бородой человека, а потом они вместе уходят к луне (данный эпизод очень напоминает шествие героя Данте и Беатриче к Эмпирею и одновременно заставляет вспомнить лунную дорожку, о которой писал Г.Сковорода). С одной стороны, этот навязчивый сон можно расценить как бред больного, с другой — как прозрение, когда душа единственного ученика Мастера открывается навстречу вечному, без чего жизнь пуста и бессмысленна. Через этот сон-видение Иван навсегда связан с Мастером. А может быть, этот сон — наваждение от Воланда: ведь лунный луч — колдовской свет ночи, странно всё преображающий; чрезмерно красивая женщина — ведьма, которая стала красивой благодаря волшебному крему Азазелло.

Так каков же финал романа Булгакова — счастливый или трагический? Кажется, что писатель сознательно не даёт прямого ответа на этот вопрос, потому что в данном случае любой определённый ответ был бы неубедителен.

Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что толкования финала «Мастера и Маргариты» могут быть различными. Однако сближение романа Булгакова и поэмы Данте позволяет обнаружить интересные особенности булгаковского текста.

В «Мастере и Маргарите» легко увидеть влияние образов и идей «Божественной комедии», но это влияние сводится не к простому подражанию, а к спору (эстетической игре) со знаменитой поэмой эпохи Возрождения. В романе Булгакова финал является как бы зеркальным отражением финала поэмы Данте: лунный луч — лучезарный свет Эмпирея, Маргарита (возможно, ведьма) — Беатриче (ангел неземной чистоты), Мастер (обросший бородой, пугливо озирающийся) —Данте (целеустремлённый, вдохновлённый идеей абсолютного познания). Эти различия-сходства объясняются разными идеями двух произведений. Данте рисует путь нравственного прозрения человека, а Булгаков — путь творческого подвига художника.

Булгаков, может быть, сознательно сделал финал своего романа двусмысленным и скептическим, в противовес торжественному финалу «Божественной комедии». Писатель XX века отказывается утверждать что-либо наверное, рассказывая о трансцендентальном мире, призрачном, неизвестном. В загадочном окончании «Мастера и Маргариты» проявился художественный вкус автора.

На первый взгляд финал романа трагичен. Мастер, совершенно отчаявшись найти понимание в современном обществе, умирает. Маргарита умирает, так как не может жить без любимого человека, которого она любит за доброе сердце, талант, ум, страдания. Иешуа умирает, так как людям не нужна его проповедь о добре и правде. Но Воланд в конце романа вдруг говорит: «Всё будет правильно, на этом построен мир» (2, 32), — и каждый герой получает по своей вере. Мастер мечтал о покое и получает его. Маргарита мечтала о том, чтобы всегда быть с Мастером, и остаётся с ним даже в загробной жизни. Понтий Пилат подписал смертный приговор невиновному человеку и мучается за это бессмертием и бессонницей почти две тысячи лет. Но в конце концов исполняется и его самое заветное желание — встретиться и говорить с бродячим философом. Берлиоз, который не верил ни во что и жил в соответствии с этим убеждением, уходит в небытие, превратившись в золотой кубок Воланда. Так что же: мир устроен справедливо и поэтому можно со спокойной уверенностью жить дальше? Булгаков опять не даёт определённого ответа, и читатель сам может выбрать ответ для себя.

Ваши комментарии