В чём суть спора Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата в романе "Мастер и Маргарита"?

В «Мастере и Маргарите» совмещены два романа. Га-Ноцри и Пилат— главные герои так называемого «античного» романа, созданного Мастером. «Античный» роман описывает один день из жизни римского прокуратора, который накануне праздника Пасхи должен решить судьбу нищего философа Га-Ноцри.

«Античный» роман состоит из четырёх глав. В первой («Понтий Пилат») происходит спор между прокуратором и Иешуа по важнейшим философским вопросам, касающимся морали. Поводом для спора становится фраза из судебного обвинения, предъявляемого бродячему проповеднику: он говорил людям на базаре, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины. И вот прокуратор задаёт «вечный» философский вопрос: «Что такое истина?». В ответ Га-Ноцри излагает свою философскую систему, которая основана на идее, что человек изначально добр, алогическим продолжением учения о «добром человеке» является рассуждение о природе власти: «...всякая класть является насилием над людьми, и настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдёт в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть» (1, 2), а люди будут жить по «доброй воле», которая представляет собой высший философско-религиозный закон.

Понтий Пилат, как человек, живущий в реальном мире, не согласен с такой философией и наглядно доказывает Иешуа, что тот ошибается. Прокуратор указывает на римского легионера Марка Крысобоя, который, не имея личной вражды к философу, готов по приказу забить его плёткой до смерти. Кроме того, в ходе допроса выясняется, что «добрый человек» Иуда из Кириафа предал Га-Ноцри за тридцать тетрадрахм, которые уже получил от первосвященника Каифы. «Добрый человек» Кайфа хотел расправиться с нищим проповедником, так как считал его проповедь о человеке и справедливости опасной для власти иудейских священников.

Сам «добрый человек» Понтий Пилат оказался трусом. После разговора с Иешуа прокуратор был вполне уверен, что арестованный философ — честный, умный человек, хотя и наивный мечтатель. Иешуа совершенно непохож на страшного подстрекателя народного бунта, как охарактеризовал его Кайфа. Однако Пилата напугали рассуждения Иешуа о власти и свободе человека: волосок жизни «может перерезать лишь тот, кто подвесил» (1, 2). Иными словами, человек свободен от людского произвола, над ним властен только Бог. В этих словах явное отрицание власти кесарей и, следовательно, оскорбление величества римского императора, которое является тяжким преступлением. Чтобы его самого не заподозрили в сочувствии идеям нищего философа, прокуратор громко выкрикнул хвалу здравствующему императору Тиберию и при этом с ненавистью поглядел на секретаря и конвой, боясь доноса с их стороны. И плат утверждает смертный приговор Синедриона, вынесенный нищему философу, так как испугался угроз Каифы и неприятностей по службе.

Таким образом, Иешуа предстаёт перед читателем пустым мечтателем, который не знает жизни и людей. Он твердит о «добром человеке» и царстве истины и не желает признавать, что вокруг него жестокие люди (Марк Крысобой), предатели (Иуда), властолюбцы (Кайфа) и трусы (Понтий Пилат). На первый взгляд в споре о «добром человеке» верх одерживает реалист Пилат, но роман Мастера на этом не кончается.

Далее автор показывает, что Иешуа был не совсем наивным мечтателем кое в чём он был прав. Прокуратора начинает мучить совесть за то, что, струсив, он подписал смертный приговор беззащитному философу. Он чувствует раскаяние, поэтому приказывает палачу (глава «Казнь») убить философа на кресте, чтобы он долго не мучился. Потом Пилат приказывает Афранию (глава «Как Понтий Пилат пытался спасти Иуду из Кириафа») убить Иуду. Но справедливое вроде бы возмездие предателю не успокаивает совести прокуратора. Нищий философ оказался прав: не новое убийство, а глубокое раскаяние может облегчить душевные страдания Пилата. Прокуратор хочет помочь Левию Матвею— ученику Га-Ноцри. Римлянин предлагает Левию (глава «Погребение») поселиться у него в резиденции и написать книгу об Иешуа. Но ученик не соглашается, потому что хочет странствовать по миру, как Иешуа, и проповедовать его гуманистическую философию среди людей. Левий Матвей, ненавидя прокуратора как убийцу своего учителя, смягчается, видя, что римлянин искренно переживает смерть Иешуа, и соглашается принять пергамент от Пилата. Таким образом, Булгаков показывает, что идея о «добром человеке» не является пустой и смешной выдумкой наивного философа. Добрые качества, действительно, присутствуют практически в каждом человеке, даже в таком жестоком честолюбце, как Понтий Пилат. Иными словами, философская идея о «добром человеке» получает конкретное жизненное подтверждение.

Подводя итог, следует отметить, что Булгаков подробно описывает философский спор между двумя главными героями «античного» романа — нищим проповедником и всесильным наместником Рима в Иудее. Суть спора — в отношении к человеку. Чего заслуживает человек — уважения, доверия или презрения, ненависти? Иешуа верит в великую силу человеческого духа; Пилат же уверен, что все люди злы и царство истины никогда не настанет. Поэтому Иешуа, признающий природную доброту людей, предстаёт перед читателем прекрасным человеком, а Понтий Пилат, видящий в людях только низменные мысли и чувства, изображается вполне трезвым, но заурядным чиновником.

Между прочим, идею Иешуа отом, что «доброму человеку» не нужно государство, совершенно серьёзно разрабатывали философы-утописты нового времени. Они доказывали реальность царства свободы при условии высокого уровня развития гражданского общества и сознания самих граждан. Иными словами, с одной стороны, рассуждения Иешуа о всеобщей любви и терпимости кажутся наивными и вызывают улыбку. С другой стороны, рассказывая о событиях после казни философа, Булгаков подтверждает правоту своего героя-мечтателя. Действительно, с Иешуа можно согласиться: несмотря на то, что люди из века в век воюют, предают, обманывают друг друга, потомки ценят и с благодарностью вспоминают главным образом благодетелей человечества — людей, подаривших миру высокую идею, придумавших лекарство от тяжёлой болезни, написавших умную книгу и т.п. Великие злодеи обычно остаются в памяти нормальных людей пугалами, вызывающими страх и негодование.

Ваши комментарии