Образ МАРГАРИТЫ

Одним из центральных в романе является образ Маргариты. Само имя героини имеет определенное значение, особый символический смысл. В русском языке XVIII века оно означало «жемчуг», «жемчужина». Известный украинский философ Г. С. Сковорода употреблял его как метафору в контексте своих рассуждений о женственной сущности мира. Вполне возможно, что М. А. Булгаков мог учитывать это значение имени для раскрытия образа героини.

Внешнего портрета Маргариты автор не дает. Мы слышим звук ее голоса, ее смех, видим ее движения. Неоднократно Булгаков описывает выражение ее глаз. Всем этим он хочет подчеркнуть, что для него важен не внешний облик, а жизнь ее души. Б. В. Соколов считает, что «Маргарита Булгакова внешне напоминает Маргариту Валуа - об этом свидетельствует возглас толстяка, участника Варфоломеевской ночи, позвавший ее «светлой королевой Марго». Предками Маргариты были французские короли. Потому-то она удовлетворяет всем трем требованиям традиции, установленной Воландом при проведении «весеннего бала полнолуния, или бала ста королей». Как известно, хозяйка бала должна была называться Маргаритой. быть местной уроженкой и иметь королевское происхождение. Об этом ни раз говорится в романе: домработница Наташа обращается к своей хозяйке «королева моя французская», Коровьев говорит о ней: «Я ничуть не  погрешу, если. говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно неизвестны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами. Намекну: одна из французских королев, жившая в шестнадцатом веке, надо полагать, очень изумилась бы, если бы кто-нибудь сказал бы ей, что ее прелестную прапрапраправнучку я по прошествии многих лет буду вести под руку в Москве по бальным залам».

Сам Мастер называет свою возлюбленную не иначе как Марго. Это приводит к мысли, что Булгаков опирается на определенные литературные и исторические традиции.

Все исследователи его творчества считают, что у Маргариты было несколько прототипов. Среди них в первую очередь называют ее тезок, а может быть и далеких родственниц Маргариту Наварскую и Маргариту Валуа. Первая жила за полстолетия до Маргариты Валуа и была широко известно как автор сборника “Гептамерон”. Обе исторические Маргариты, как отмечается в словаре Брокгауза и Эфрона, покровительствовали писателям и поэтам. «Булгаковская же Маргарита навечно связана с одним великим писателем - Мастером»

В подготовительных материалах к последней редакции Булгаковского романа обнаружена интересная деталь: выписки из словарей, касающиеся французских королев. Свадьба Маргариты Валуа закончилась Варфоломеевской ночью.

Третья предшественница героиня романа Булгакова - Маргарита у Гете из романа Гете «Фауст». У Маргариты в характере и судьбе мало общего с героиней Фауста. Их различия подчеркнуто в эпизоде с Фридой, которой она вымаливает прощение и судьба которой напоминает судьбу гетевской Маргариты.

Все три Маргариты - предшественницы переносят нас во французское и немецкое средневековье и, следовательно, в готику. Гетевская Маргарита заставляет подумать о Елене Сергеевне, послужившей основным прообразом Маргариты М. А. Булгакова.

В ранних редакциях романа Маргарита отсутствовала. Началась эта линия с появления в жизни писателя Елены Шиловской. Они познакомились на масленицу. в конце февраля 1929 г. в гостях у супругов Моисеенко в доме 10 Большого Гнездниковского переулка. Они сразу понравились друг другу и долго бродили потом по Москве. «С этого дня началось их вначале трудная и чуть ли не трагическая, а потом такая счастливая ... любовь ...» Предки Елены Сергеевны были выходцами из Северной Германии и долго жили на территории современной Латвии. В Риге, чья готика восхищает по сей день, и родилась Елена Сергеевна.

Оставив мужа, Е. А. Шиловского видного военного деятеля, она стала женой не очень благополучного писателя Михаила Булгакова. С ее появлением в судьбе Булгакова - роман и жизнь все переплелось. И уже не Мастер в романе, а Михаил Афанасьевич говорил Елене Сергеевне : «Против меня был целый мир, - и я один. Теперь мы вдвоем, и мне ничего не страшно». До ухода к Булгакову она жила с мужем в большом Ржевском переулке. Недалеко от него на перекрестке бывшего Малого Ржевского и Хлебного переулков стоят два здания в стиле модерн. Одно из них, с трехстворчатыми готическими окнами, башенкой, внутренней винтовой лестницей, и явилось, по-видимому. прообразом особняка Маргариты: Булгаков наверняка часто проходил мимо него.

На Елену Сергеевну Маргарита оказалась похожей поразительно. И та, и другая жили сытной. обеспеченной жизнью, спокойно и без потрясений: «Маргарита Николаевна не нуждалась в деньгах. Маргарита Николаевна могла купить все, что ей понравится. Среди знакомых ее мужа попадались интересные люди. Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов житья с  совместной квартире. Словом ... она была счастлива? Ни одной минуты!... <...> Что же нужно было этой женщине ?! <...> ... Ей нужен был он, мастер. а вовсе не готический особняк, и не отдельный сад, и не деньги. Она любила его...».

Елена Николаевна знала об этом сходстве, гордилась им. В своей манере - сдержанно. не подчеркнуто - гордилась. Для нее это был отблеск фантазии Булгакова, оставленный ей на всю ее последующую жизнь. бессмертный след его любви и его необыкновенной личности»

По мнению Б. М. Гаспарова. автобиографическая проекция образа Маргариты не будет полной лез указания не тот факт, что этот образ «содержит намек на Елену Троянскую: ср. мифологический облик женщины «непомерной красоты», который она принимает в финале; ср. также ее связь с королевой Марго (по Дюма), выступающей в романе Дюма в качестве романтической причины распри между католиками и гугенотами»

«В Мастере и Маргарите» Булгакову удалось выразить «настоящую, верную, вечную любовь», которые естественным образом проясняет главную мысль романа. Любовь Маргариты и Мастера необычна, вызывающа, безрассудна - и этим как раз привлекательна. В нее верится сразу и навсегда. «За мной, читатель. и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!».

Булгаковская Маргарита - символ женственности, верности, красоты, самопожертвования во имя любви. Именно в любви женщины, а не в себе черпает силы мастер, вновь возвращенный в свою квартиру в арбатском переулке. «Довольно: - говорит он Маргарите, - «Ты меня пристыдила. Я никогда больше не допущу малодушие и не вернусь к этому вопросу, будь спокойна. Я знаю. что оба мы жертвы своей душевной болезни, которую, быть может, я передал тебе... Ну, что же, вместе и понесем  ее».

Духовная близость Маргариты с Мастером настолько сильна, что Мастер не в состоянии забыть свою возлюбленную ни на минуту. А Маргарите даже снятся сон; в нем видит она своего любимого: «... Распахивается дверь этого бревенчатого здания, и появляется он. Довольно далеко, но он отчетливо виден. Оборван он, не разберешь, во что он одет. Волосы всклочены, небрит. Глаза большие, встревоженные. Манит ее рукой, зовет.»

В образе Маргариты ярко отражены творческая смелость, дерзкий вызов Булгакова устойчивым эстетическим законам.

С одной стороны, в уста Маргариты вложены самые поэтические слова о Творце, о его бессмертии, о прекрасном «вечном доме», который станет ему наградой. С другой - ведь это именно возлюбленная Мастера летает на половой щетке над бульварами и крышами Москвы, крушит оконные стекла, запускает «острые когти» в ухо Бегемота и называет его бранным словом, просит Воланда превратить домработницу Наташу в ведьму, мстит ничтожному литературному критику Латунскому, выливая ведра воды в ящики его письменного стола. Трудно найти в мировой литературе другое подобное смешение стилей.

Откуда это? Наверное, от соседства традиции и фарса, высокого и комического, что являет собой человеческая история на всех стадиях своего развития.

Сложная система сближений и отталкиваний, сопоставлений и противопоставлений образов дает возможность ощутить все богатство художественного смысла в множественности обликов и поступков героев. Маргарита с ее яростной, наступательной любовью противопоставлена Мастеру: «Я из-за тебя всю ночь вчера тряслась нагая, я потеряла свою природу и заменила ее новой, несколько месяцев я сидела в темной коморке и думала только про одно - про грозу над Ершалаимом, я выплакала все глаза, а теперь, когда обрушилось счастье, ты меня гонишь?». Свою яростную любовь сама Маргарита сравнивает с яростной преданностью Левия Матвея. Но Левий фанатичен и поэтому узок, любовь же Маргариты всеобъемлюща, как жизнь. С другой стороны, своим бессмертием Маргарита противопоставлена воину и полководцу Пилату. А своей беззащитной и одновременно могущественной человечностью - всесильному Воланду.

Как уже упоминалось, булгаковскую Маргариту сравнивают с гетевской. Однако последняя - лишь слабая женщина, отказавшаяся от борьбы за любовь и любимого человека. У Булгакова Маргарита борется за свое счастье до конца, готова на все, даже на сделку с самим Сатаной.

Маргарита стала обобщенным поэтическим образом любящей женщины, женщины так вдохновенно оборачивающейся ведьмой, яростно расправляющейся с врагом Мастера Латунским: «Внимательно прицелившись, Маргарита ударила по клавишам рояля, и по всей квартире пронесся первый жалобный вой. Исступленно кричал ни в чем не повинный инструмент. <...> Тяжело дыша. Маргарита рвала и метала молотком струны <...> Разрушение, которое она произвела, доставило ей жгучее наслаждение ...»

Заслуживает внимания противопоставление Низы и Маргариты у А. В, Эрастовой. Низа предает влюбленного в нее человека, обрекает его на смерть. Маргарита тоже предает любящего ее мужа, но делает это во имя любви. Смысловую параллель к образу Маргариты дополняет линия Фриды, очень напоминающая судьбу гетевской Маргариты. Низа выступает в роли палача, Фрида - жертвы, Маргарита же Булгакова, в которой есть и первое и второе, - по преимуществу любовь и милосердие, способность к самопожертвованию. «Маргарита - единственный персонаж. говорящий о превосходстве настоящего перед пошедшим, наиболее полное осуществление заветов Иешуа. Маргарита единственно бессмертна в мире трусости, единственная из всех. кто преодолел в себе «пилатов грех»

В образе Маргариты Булгаковым воплощена и так называемая теологема Софии - вечной женственности, восходящей к Г. С. Сковороде и В. С. Соловьеву. «София, согласно Соловьеву - идеальная, самосознающая женственная суть мира, порождаемая в самой субстанции Божества. И одновременно она же - священное олицетворение совокупного бытия людей и всей твари, олицетворение культуры и природы в субстанционально-божественном. Это ... как бы проект и идеальная реализация мира в Боге»

Интересна динамика образа Маргариты. И. Л. Гелинская обратила внимание не логику развития образа Маргариты под прямыми или косвенными влияниями воззрений Соловьева. В начале романа героиня - «простонародная Афродита», «восприимчивая ко лжи и злу не менее, чем к истине и добру» *Концепция двух Афродит - земной и небесной - восходит к платоновскому «Пиру», идеи которого и развивает Вл. Соловьев). Подруга Мастера, сострадая возлюбленному, вместе с тем с успехом лжет мужу. Но постепенно она возрождается и конце повествования обретает нравственную силу, делающую ее способной противостоять «глубинам сатанинским последних времен» (по Соловьеву). «До тех пор пока Маргарита только лживое подобие «Вечной красоты», она бессильна чем-либо существенно помочь Мастеру (отчего и становится лишь сокрушенной свидетельницей «размягчения и расслабления» своего возлюбленного, уничтожаемого написанным им романом). Но когда «все обманы исчезли», и красота Маргариты, прежде «обманчивая и бессильная», преображается в «красоту неземную», эта женщина избавляет Мастера от страданий, способствует возрождению созданного им «слова» (т. е. романа) и в конечном счете побеждает смерть, ибо в смерти восходит со своим возлюбленным к новой вечной жизни, вечному покою. В этом смысле показательно и то, что во всех главах романа, действие которых сосредотачивается в области сверхчеловеческой, плотские, животно-человеческие отношения между персонажами совершенно исключаются»

Так, в движении и развитии образа Маргариты Булгаковым была соблюдена соловьевская теология вечной женственности. Но конечно же, в художественно - психологическом отношении этот образ блестяще разработан в романе по-булгаковски.

Заслуживает упоминания точка зрения В. М. Акимова, согласно которой любовь в нравственном мире булгаковского романа - это постоянное нарушение справедливости и непрерывное отступление от истины. «В этом смысле, - считает критик, - «Мастер и Маргарита» - роман о трагедии любви, притом трагедии безысходной. <...> Для Мастера любовь - всего лишь условие «комфорта», но отнюдь не смысл жизни <...> И для Маргариты ее любовь к Мастеру при всей романтической экзальтации - тоже всего лишь «компенсация» иной. подлинной, но неудавшейся жизни.» Но согласиться с этой точкой зрения не представляется возможным: нельзя считать неудавшейся жизнь, в которой была такая любовь.

Основным принципом повествования во второй части романа Булгакова является принцип фантастичного перевоплощения и карнавальности, позволяющей автору насытить сюжетные события массой действующих лиц и создать имитацию причастности читателя к тайнам жизни. Перевоплотившись в королеву Марго, героиня проникает в потусторонний мир. И он оживает перед ней во всей своей фантасмагории.

Но Маргарита не теряется в этом мире. Совершенно недвусмысленно она готова отдать за любимого свою душу: «После всех волшебств и чудес ... она уже догадывалась, к кому именно в гости ее ведут, но это не пугало ее. Надежда на то, что тем ей удастся добиться возвращения своего счастья, сделала ее бесстрашной». «Ах, право, дьяволу бы я заложила душу, чтобы только узнать, жив он или нет!»

В сделку с дьяволом вступает не герой, а героиня, именно ее избирает нечистая сила. Вот почему П. Андреев называет роман «Мастер и Маргарита» «своего рода «анти-Фаустом» и отвергает причастность к образу возлюбленной Мастера теории «вечной женственности» В. С. Соловьева: «Место благочестивой Гретхен занимает раскосая ведьма, королева шабаша. А уж о «вечной женственности» вряд ли стоит вспоминать! И если в творчестве Гете, как еще раньше в Книге Иова, человек побеждает Губителя и Искусителя, то ныне он становится его легкой добычей.»

Но все-таки Маргарита берет на себя активную роль и пытается вести ту борьбу с жизненными обстоятельствами, от которой отказывается Мастер. И страдание рождает в ее душе жестокость (которая, однако, не укоренилась в ней). Когда силы тьмы наделяют Маргариту сверхъестественными свойствами - летать и быть невидимой - они использует их для мести. И во время погрома в Доме Драмлита страдают не только гонителя мастера, но и невинные люди. И только вид испуганного ребенка заставляет бездетная Маргариту «смягчить свой осипший на ветру, преступный голос» и рассказать мальчику печальную «сказочку»: «... Была на свете одна тетя. И у нее не было детей, и счастье вообще тоже не было. И вот она сперва долго плакала, а потом стала злая».

Однако, еще до встречи с нечистой силой Маргарита уже приняла на себя роль ведьмы и «временное ведьмино косоглазие», которое исчезло после принятия вина Азазелло, вовсе не временное, оно появилось раньше: «Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горит какой-то непонятный огонек, что нужно было этой косящей на один глаз ведьме ...?».

Таким образом, Маргарита отнюдь не во всем представляет собой идеал. Еще один ее грех - участие в бале Сатаны вместе с величайшими грешниками. которые после бала превращались в прах, возвращались в небытие. «Но этот грех совершается в иррациональном, потустороннем мире, действие Маргариты здесь никому не причиняет никакого вреда и потому не требует искупления.» Очень ярко проявляется характер Маргариты вовзаимоотношениях с Воландом. Человеческая натура Маргариты, с ее душевными порывами, преодолением соблазнов и слабостей, раскрывается как сильная и гордая, совестливая и честная. Именно такой Маргарита предстает на балу. «Она интуитивно с сразу схватывает истину, как способен на это лишь нравственный и разумный человек с легкой душой, не отягощенный грехами. Если она по христианским догмам и грешница, то такая, которую язык не поворачивается осудить, ибо любовь ее на редкость самоотверженна, так может любить только истинно земная женщина»

Именно такой Маргарита предстает и после бала, когда приходит время расплаты: «Черная тоска как-то сразу подкатила к сердцу Маргариты. <...> Никакой награды за все ее услуги не балу никто, по-видимому, ей не собирался предлагать, как никто ее и не удерживал. <...> Попросить, что ли самой. как искушающе советовал Азазелло...? «Нет, ни за что», - сказала она себе» (227). И далее: «Мы вас испытывали, - продолжал Воланд, - никогда  и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут! Садитесь, гордая женщина!» .

На балу перед Маргаритой проходит вереница злодеев, убийц, отравительниц вперемешку с распутниками и сводниками. И это не случайная булгаковская героиня мучается из-за своей измены мужу и, подсознательно, этот свой поступок ставит в один ряд с величайшими преступлениями. «С одной стороны, - пишет Б. В. Соколов, - обилие отравителей - это отражение в мозгу героини мысли о возможности самоубийства вместе с возлюбленным с помощью яда. С другой стороны, тот факт, что в дальнейшем Мастер и Маргарита будут отравлены мужчиной - Азазелло, оставит возможность рассматривать их отравление (или самоубийство) в качестве мнимого, поскольку все отравители - мужчины на балу - на самом деле отравители мнимые». Воланд, знакомит Маргариту со знаменитыми злодеями и распутницами, как бы испытывает ее любовь к Мастеру, усиливает муки ее совести. «В то же время Булгаков как будто оставляет и альтернативную возможность: бал у Воланда и все связанные с ним события происходят лишь в больном воображении Маргариты, которая мучается из-за отсутствия известий о Мастере и из-за своей вины перед мужем.» Последнее утверждение представляется спорным, поскольку бал у Воланда и то, что за ним следует, на самом деле видится более реальным, чем вся предыдущая жизнь героини. «Ее волновали воспоминания о том, что она была на балу у сатаны, что каким-то чудом Мастер был возвращен к ней, что из пепла возник роман, что опять все оказалось на своем месте в подвале в переулке...» И еще ранее: «Я хочу, чтобы мне сейчас же, сию секунду, вернули моего любовника, Мастера, - сказала Маргарита, и лицо ее исказилось судорогой».

По мнению Б. С. Немцева, характер Маргариты, раскрывшийся на балу у Сатаны, представляется продолжением и развитием ренессансных традиций, когда в условиях крайне нормативного государства женщина, преступающая  семейный долг и ради любимого отдающая в душу дьяволу, бросает вызов этому государству - гонителю ее возлюбленного. «Власти предержащим сама возможность чьей-то неподконтрольности уязвляет, поэтому Воланду ясно, что счастливыми свободные люди здесь быть не могут.» Он умерщвляет и Маргариту, и Мастера. предоставив им «покой» и соединив любовников навечно в иной жизни. Обоим тем самым сохраняется высшая свобода.

Ваши комментарии