Образ Понтия Пилата – Наказание за трусость

Все, что пережил Булгаков на своем веку, и счастливого, и тяжелого, — все свои главные мысли и открытия, всю душу и весь талант отдал он роману «Мастер и Маргарита». Булгаков писал «Мастера и Маргариту» как исторически и психологически достоверную книгу о своем времени и о людях, и потому роман стал уникальным человеческим документом той примечательной эпохи. На страницах романа Булгаковым представлено множество проблем. Булгаков выдвигает идею, что каждому воздается по заслугам, во что верил — то и получишь. Затрагивает он в связи с этим и проблему человеческой трусости. Автор считает трусость самым большим грехом в жизни. Это показывается через образ Понтия Пилата. Пилат был прокуратором в Ершалаиме.
Одним из тех, кого он судил, является Иешуа. Тему трусости автор развивает через вечную тему несправедливого суда над Христом. Понтий Пилат живет по своим законам: он знает, что мир разделен на властвую-Н(их и подчиняющихся им, что формула «раб подчиняется господину» незыблема. И вдруг появляется человек, который думает иначе. Понтий Пилат прекрасно понимал, что Иешуа не совершил ничего такого, за что его необходимо казнить. Но для оправдательного приговора мало было одного мнения прокуратора. Он олицетворял власть, мнение многих, и для того, чтобы быть признанным невиновным, Иешуа должен был принять законы толпы. Для того чтобы противостоять толпе, нужна большая В1гутренняя сила и мужество. Такими качествами обладал Иешуа, смело и бесстрашно высказывая свою точку зрения. У Иешуа своя жизненная философия: «... злых людей нет на свете, есть люди несчастливые». Таким несчастливым был и Пилат. Для Иешуа мнение толпы ничего не значит, он, даже находясь в такой опасной для себя ситуации, стремится помочь другим. В невиновности Га-Ноцрп Пилат убедился сразу. Тем более, что Иешуа смог снять сильнейшую головную боль, которая мучила прокуратора. Но Пилат не послушался своего «внутреннего» голоса, голоса совести, а пошел на поводу у толпы. Прокуратор пытался спасти упрямого «пророка» от неминуемой казни, но тот решительно не хотел отказываться от своей «истины». Оказывается, всесильный правитель тоже зависим от мнения других, мнения толпы. Из-за боязни доноса, боязни погубить собственную карьеру Пилат идет против своих убеждений, голоса человечности и совести. И Понтий Пилат кричит так, чтобы слышали все: «Преступник!». Иешуа казнен. Не за жизнь свою боится Пилат — ей ничто не угрожает, — а за карьеру. И когда приходится ему решать, рискнуть ли карьерой или отправить на смерть человека, который успел покорить его умом, удивительной силой своего слова, еще чем-то необычным, он предпочитает последнее. Трусость — вот главная беда Понтия Пилата. «Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков» — слышит во сне Понтий Пилат слова Иешуа. «Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок!» — неожиданно вмешивается и говорит уже в полный свой голос автор книги. Булгаков осуждает трусость без пощады и снисхождения, потому, что знает: не так опасны люди, поставившие своей целью зло, — таких, в сущности, немного, — как те, что словно бы и готовы поспешествовать добру, но малодушны и трусливы. Страх делает неплохих и лично храбрых людей слепым орудием злой воли. Прокуратор понимает, что совершил предательство, и пытается оправдаться перед самим собой, обманывая себя, что его действия были правильными и единственно возможными. Понтий Пилат за свою трусость был наказан бессмертием. Получается, что его бессмертие — это наказание. Это наказание за выбор, который человек делает в своей жизни. Пилат сделал свой выбор. И самую большую проблему составляет то, что действиями его руководили мелочные страхи. Он две тысячи лет просидел на своем каменном кресле на горах и две тысячи лет видел один и тот же сон — муки ужасней не придумать, тем более что сон этот — его самая сокровенная мечта. Он утверждает, что чего-то не договорил тогда, четырнадцатого месяца нисана, и хочет вернуться назад, чтобы все исправить. Вечное существование Пилата нельзя назвать жизнью, это мучительное состояние, которое никогда не закончится. Автор все же дает Пилату возможность освобождения. Жизнь началась тогда, когда Мастер сложил руки рупором и прокричал: «Свободен!». После долгих мучений и страданий Пилат наконец прощен.

Ваши комментарии

Генерация: 0.0037 сек.